Ослик, веник и… оперативная хирургия

Всё начиналось совсем безобидно. Я недавно закончила ветеринарную академию, работала в ветклинике и уже считала себя врачом. Хотя, надо сказать честно, спокойно мне работалось только тогда, когда за спиной были «старшие товарищи» или врачебная манипуляция была уже испытана и ощущалась как привычная.

 

Но в тот день работать я совсем не планировала.

Даже наоборот – планировала с удовольствием отдохнуть. Мы с подругой Татьяной собирались поехать на конюшню под Звенигород, чтобы поездить верхом по лесу. Конюшня была нам, что называется, дружественной, потому что незадолго до этого мы прооперировали собачку её хозяйке, и это позволило нам некоторое время наслаждаться удовольствием верховой езды бесплатно (вот оно, счастье ветврача!). Словом, собрались, погрузились на электричку и поехали к своему счастью…

Приезжаем мы на конюшню, а там меня встречают не просто с радостью, а с вполне конкретным запросом и надеждой… Оказывается, утром этого дня на конюшне случилось происшествие.

Местный ротвейлер бросился на местного же ослика и вырвал ему сбоку морды огромный продольный «ремень» кожи шириной около 3 см, прямо вдоль всей нижней челюсти почти до виска. Никто из «местных» не обладал ни необходимыми знаниями, ни, тем более, навыками. А вызвать врача соответствующей квалификации в тот же или даже на следующий день возможности не было. И вот сотрудники конюшни ждали меня, как манну небесную, зная, что я – ветеринарный хирург…

 

Какой же я хирург без инструментов, лекарств и шовного материала?

Тут меня успокоили, — есть медпункт, там наверняка что-то есть! Сейчас мы туда пойдём и возьмём всё, что нужно.

Пришли в медпункт, «потрясли» медсестру и стали обладателями весьма, надо сказать, жалкого набора хирургического инвентаря: весьма тупые ножницы, кровоостанавливающий зажим вместо иглодержателя, анатомический пинцет, довольно большие иглы, пара бинтов, несколько ампул новокаина (для обезболивания) и тончайший капроновый шовный материал, который ну никак не подходил к огромным хирургическим иглам. Кроме того, нить такой толщины могла запросто порваться при лишнем усилии. Знакомые с хирургией не понаслышке только посочувствуют такому скудному набору…

И вот оно – испытание моих навыков полевой хирургии. Надо сказать, что дело было зимой, а потому на улице что-либо делать было просто дико холодно. Поэтому работать надо было в конюшне, а там было довольно темно. Но, делать нечего.

Осмотрев несчастного ослика, я поняла, что дело (моё и ослика) плохо.

 

Вырванный кожный ремень не сможет прижиться, поэтому его нужно удалять, а оставшиеся края раны стягивать, да так, чтобы края ещё и срослись.

Мой тонкий шовный материал удержать такое натяжение вряд ли сможет, а даже, если сможет, то тонкая нить грозила прорезать кожу несчастного ослика.

Надо было срочно что-то придумать. И тут я возблагодарила моих преподавателей и учебник по оперативной хирургии. Ибо я вспомнила про замечательную находку человечества – шов «с валиками». Обычно хирурги в качестве валиков использовали нарезанные на короткие отрезки трубочки от капельницы. Они не впитывают раневой экссудат, их можно обрабатывать, и они были довольно прочными и эластичными. Только… не было у меня трубочки от капельницы.

Пришлось придумывать что-то из подручного материала.  Мысли разбегались и никак не хотели выдавать что-то путное… И тут мой взгляд упал на веник. И меня осенило!

 

Соломина от веника довольно плотная, чтобы не впитывать раневое содержимое, довольно мягкая, чтобы быть прижатой нитью к коже и вообще вполне подходила на роль валика.

Схватила я веник, вытащила из него две или три толстых соломины, нарезала их на небольшие отрезки и отправила мокнуть в раствор марганцовки.

Тонкие нити шовного материала я сложила в 4 раза, чтобы они точно не порвались, и занялась обработкой операционной раны несчастного ослика. Тупые ножницы для удаления шерсти были практически бесполезны. С трудом нашли пару бритвенных лезвий и с их помощью я плохо-худо, но побрила края раны. Терпеливый ослик, тяжко вздыхая, героически терпел во время этих манипуляций. Новокаина с трудом хватило на обезболивание краёв. Промыв рану и удалив висевший у виска ослика кожный «ремень, я принялась ушивать рану. Её длина составила около 25 см. Проводить иглу в толстую кожу ослика зажимом вместо иглодержателя было чертовски неудобно, игла выворачивалась и выскальзывала, но ослик терпел все эти неурядицы, а меня уже одолел азарт и желание разделаться с этой историей злостных мучений ослика и, наконец, предаться верховой езде.

Наконец, рана была ушита. Валики-веники прекрасно выполняли свою функцию, не давая тонкой нити прорезать кожу по краям раны. Сложенная вчетверо нить вполне удерживала края раны в таком состоянии, что кожа краёв соприкасалась между собой без избыточного натяжения. В нижний край раны я поставила марлевый дренаж для стока воспалительного секрета. Работа смотрелась вполне успешной.

В тот день мы с удовольствием накатались верхом по зимнему лесу, хотя надо сказать, сил у меня после экстренной хирургической манипуляции порядком поубавилось. Но «чувство глубокого удовлетворения» поддержало меня вполне неплохо. Швы ослику сняли на 10 день, рана замечательно срослась. Даже антибиотиков не понадобилось. Благо, рана была свежая, и обработать её удалось «по полной программе».

 

Так веник и знание оперативной хирургии помогли мне спасти ослика от тяжелого воспалительного процесса и долгого мучительного самостоятельного заживления раны.

Если эта история не оставила вас равнодушным, напишите, пожалуйста, комментарий под этой статьёй. Это поможет нам понять, какого рода записи вы хотите видеть в нашем блоге и вообще в проекте «Вет-точка».

Наталья Трошина, ветеринарный врач (DVM)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.