Выздоровление вопреки обстоятельствам

Здравствуйте, дорогие читатели!

Сегодня речь пойдет о безвыходных ситуациях и бесконечных возможностях живого организма. А также о том, насколько важно верно оказать помощь.

Вспомнился мне один котенок, которого подобрали на улице добрые люди. Меня вызвали к нему осмотреть и подсказать, что с малышом делать дальше. А случай, надо сказать, был весьма непростым.

Скорее всего, малыша укусила собака, а много ли надо котёнку в 2-3 месяца от роду, да ещё и бездомышу недокормленному? В результате у котёнка – перелом бедренной кости. Да не простой, а открытый, с развившейся в зоне перелома хирургической инфекцией.

Надо сказать, что будь котенок покрепче, после такой травмы ему было бы очень плохо. Ведь воспалительный процесс в зоне перелома – это очень серьёзный ответ организма на травму и попавшую инфекцию. Активное нагноение в месте попадания микробов для борьбы с развивающимися в ране микробами часто вызывает тяжелую интоксикацию (отравление) организма. А этот котёнок был настолько слаб, что воспаление выдал совсем вялое без бурного образования гноя. Это его и, что удивительно, и спасло.

Слабый организм реагирует слабым воспалительным процессом, что спасает его от смерти в результате интоксикации, но, увы, не ведет к полному выздоровлению. Такой воспалительный процесс часто становится хроническим и вызывает длительные страдания и уродства (рубцы, контрактуры, свищи и пр.).

Итак, при встрече с котёнком я увидела следующий неутешительный набор: истощение, заглистованность, открытый перелом бедренной кости с выступающим из раны при каждом сгибе конечности дистальным (нижним) отломком, вялотекущий воспалительный процесс в открытой ране на месте перелома со слабыми серозно-гнойными истечениями.

При этом котик ел и вообще, – он очень хотел жить.

Принято было решение всеми силами постараться спасти сломанную конечность от ампутации, хотя шансов на это было совсем мало. Ещё бы – на месте перелома ходуном ходили два отломка бедренной кости, один из которых был уже частично лишен кровоснабжения, а, значит, мертв.

Толщина плотной костной ткани из-за дефицита минералов была настолько мала, что выдержать постановку металлоконструкций и пребывание их в малыше долго, скорее всего, просто не смогла бы. Особенно учитывая активность котенка даже в таком изможденном состоянии. Риски развития нагноения в области металлоконструкций, учитывая длительное воспаление и слабость котёнка, тоже были огромны.

Остеосинтез перелома, осложнённого хирургической инфекцией может быть опасен из-за высокого риска развития гнойных осложнений.

 

 Вокруг отломков – полость с воспалительным экссудатом и микробами. Мышечной ткани в этой области осталось совсем чуть-чуть, она не могла удерживать отломки в состоянии неподвижности, как это часто бывает при закрытом переломе бедра.

В общем, всё работало против нас и котёнка, но мы всё же решили рискнуть.

Поводы для риска были вполне оправданы. Зоны роста бедренной кости не были затронуты при переломе. Если залечить гнойную рану в области перелома, то рубцовая ткань могла бы стянуть отломки, прижав их друг к другу. А это позволило бы кости молодого организма срастись самостоятельно. Вот на это и был наш расчёт. И дело закипело.

 

Выбор тактики лечения очень сильно зависит от состояния самого пациента и иногда может сильно отличаться от общепринятых способов.

Котенку сделали местное обезболивание, промыли рану в области перелома, в самую нижнюю точку полости поставили кольцевой резиновый дренаж для стока воспалительного экссудата. Омертвевшую часть отломка кости, как раз ту, которая выходила за пределы раны при движении, протыкая кожу, обкусили специальными костными щипцами до здоровой ткани и спрятали вглубь – в мягкие ткани бедра.

Никакой фиксации или специальной лонгеты мы делать не стали, – котёнок и так будет держать больную лапу на весу, а небольшая амплитуда движений больной лапы поможет мышцам стать более развитыми. Такие мышцы будут плотнее обхватывать костные отломки, способствуя их неподвижности.

 

Боль ограничивает желание использовать конечность, поэтому пациент сам начинает её «беречь». Иногда обезболивание может работать против пациента, так как не даёт ему контролировать нагрузку на поврежденную конечность.

Дав еще несколько рекомендаций хозяевам – по уходу за раной, по инъекциям антибиотика и по даче противоглистных средств, я распрощалась с котенком и его спасителями. Надо сказать, что я знала о том, что оставляю малыша в надёжных руках. С его новой хозяйкой мы вместе не раз боролись с болезнями хвостатых питомцев. Опыт лечения кошек у Марины и её родных был немалый.

 

Навыки в лечении своих питомцев экономят не только средства, но также нервы и силы хозяев.

Поэтому за котенка я была спокойна. С Мариной потом мы довольно долго только перезванивались. То, что описывала мне хозяйка кота, превышало мои ожидания, поэтому верила я её рассказам не до конца. Но подъехать посмотреть «своими глазами» случай всё как-то не выдавался. Дела навалились, другие пациенты ждали… И вот звонок от Марины: у кота подошел возраст, пора его кастрировать. Я с замиранием сердца готовилась к этой встрече.

И вот, при входе в квартиру меня встречает роскошный котище. Узнал он меня сразу, поэтому решил быстренько смотаться. И вот, не успев опомниться, я становлюсь свидетелем отличного прыжка своего пациента на высоченный холодильник! У меня пропадают все слова, я только удивленно гляжу на улыбающуюся Марину.

Кота отловили, сделали ему всё задуманное, а я ещё долго возвращалась к ощупыванию его лишь слегка искривленной бедренной кости, шансов на сохранение которой практически не было…

Почему нам с котенком сопутствовала такая удача?

Думаю, причин здесь несколько, и каждая из них важна:

  • Слабость котенка не дала развиться очень острому и обширному воспалительному процессу. Это спасло котенка от распространения микробов по организму шире. Когда кот начал крепчать – он уже получал антибиотик.
  • Грамотное лечение воспалительного процесса и своевременное удаление омертвевшего участка кости и мертвых мягких тканей позволило быстро справиться с инфекцией в зоне перелома.
  • Небольшой возраст котенка и его активный рост в период восстановления позволили тканям после победы над инфекцией быстро восстановить потери.
  • Неповрежденные при переломе зоны роста в сочетании с дозированными движениями конечности (обезболивание мы применили только в самом начале лечения, а дальше вообще не применяли, поэтому кот сам регулировал нагрузки) дали возможность мышцам «дотянуть» растущую кость до нужных размеров.

И последнее, что мне кажется очень важным в деле выздоровления пушистика, – непоколебимая вера хозяев в то, что котенок обязательно выздоровеет и будет бегать на всех четырёх лапах, в сочетании с усилиями, которые были приложены к лечению хвостатого.

Спасибо Марине и её родным за этот удивительный клинический случай!

Наталья Трошина, ветеринарный врач (DVM)

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.